СИЛЬНЫЕ ЖЕНЩИНЫ И СЛАБЫЕ МУЖЧИНЫ

Глава из книги «Сильная женщина, или Обопрись о мое плечо»

Максим был заместителем начальника отдела кредитования предприятий в одном из крупнейших банков столицы. У него было всё, о чем говорила Юлия, — три высших образования, блестящая машина с будоражащим запахом кожи и новизны, лучшие туфли и прекрасная подборка галстуков, купленных в Милане. Он сразу завалил её букетами. Он склонялся над рукой Ольги Фёдоровны, демонстрируя безупречный пробор, и она кивала, одобряя элитный выбор дочери. «Наконец-то достойный её исключительной дочери! Тот, с кем она, наконец, сможет реализоваться как женщина!»

В постели он был нервно-быстр. Торопливо ласкал, коротко придавливал тренированным загорелым телом, кратко чмокал в губы и скорее бежал снова по многочисленным делам. Так было и нужно. Юлии были приятны его ласки, ей нравилось обнимать своего мужчину, пахнущего дорогим одеколоном. Но бурный секс она всегда считала излишеством.

Попробовала поделиться своими мыслями о супружеском счастье с мамой. Ольга Фёдоровна подтвердила её мысли — тоже краем слова, откровенность в таких вопросах была немыслимой, рассказывать маме о телесных переживаниях — крайне неловко, даже постыдно. Тем более что она подтвердила мысли дочери — все эти бурные экстазы, которыми хвастались подруги, манерно закатывали глаза — взрослую серьёзную женщину заботить не должны.

Это другое. Это семья. Совместное имущество, совместный ребёнок, взаимная ответственность и тщательно выстроенный социальный имидж.

Всё изменилось, когда Максим остался без работы. Это произошло в одночасье. Кризис, скоропостижная смерть банковской отрасли — повсеместные сокращения, немного интриг, и молодой, полный сил мужчина остался не у дел.

Свой «золотой парашют», который был не таким уж золотым, он, не спросившись Юлии, потратил на обновление машины. Старую, трёхлетнюю, поставил в трейд-ин, доплатил и совершенно внезапно взял роскошный пятилитровый внедорожник.

«Я буду ездить на нём на новую работу, — уверенно сказал он. — Найду за три дня». Но этого не произошло — ни за три, ни за тридцать три дня. Дело в том, что кризис серьёзно повлиял на рынок зарплат, и найти работу за прежние деньги оказалось невозможно. А пойти на оклад ровно вполовину меньше Максим не мог.

«Я себя не на помойке нашёл, — приговаривал он, — я себе цену знаю. Сами ещё придут, сами попросят».

Но не пришли, не попросили.

Супруги стали конфликтовать по пустякам и зло, ожесточённо браниться. Максима начал раздражать часто плачущий сын, который получал внимание, ласку, любовь с избытком — всё то, чего ему так не хватало. Мужчина потерял свой статус в семье, был смещён со своего законного места Капитана Семейного Корабля. На его месте твёрдо закрепилась Ольга Фёдоровна с ребёнком на руках, как солдат на постаменте в Берлине. А Юля поставляла деньги.

Складывалась другая семья, где Мужчина стал лишним.

А однажды, пойдя ночью в туалет, Юлия увидела, как Максим смотрит порно.

Это был ещё один скандал — и невероятное омерзение, охватившее женщину.

— Довольно частый случай, — проговорил Мастер, прерывая её монолог, ставший чересчур эмоциональным. — Мужчина оказывается придавлен собственными гиперожиданиями, у него развивается невроз.
— Это отклонение? Ненормальность?
— Нет, просто… человеческая слабость. Минутная, проходящая. Индикатор момента, когда мужчине нужны тепло и поддержка.
— Слабый мужчина жалок. Мужчина должен быть сильным, — твёрдо ответила Юлия.

Она была уверена в своей правоте. — И уж тем более… отец… и такие извращения! Вы бы видели, что он смотрел! Гадость!

Мастер улыбнулся. Он точно знал, что устаёт даже металл, что душевная теплота нужна всем и каждому — каким бы сильным ты ни казался. Но принять и свою слабость, и слабость другого порой оказывается непросто.

Жалеть? Но мы знаем, что жалость унижает. «Жалость», «жалкий» — это «жало», убивающее Мужчину.

Женщину пожалеть можно, ей это чувство не навредит, а в какие-то моменты просто необходимо.

А для Мужчины — это вниз, это унижение. И для Сильной Женщины, мужебабы — тоже унижение.

Поэтому Сильную Женщину не жалостью можно поднять, а Любовью. И Мужчину тоже. Максим нуждался в сильной Любви, во включённой Женственности, в том, что могла дать только жена, находящаяся За Мужем, — Внимание, Уважение, Ласку, Заботу, Любовь. Но, увы, Юлия находилась рядом с ним… а точнее, вместо него — на социальной передовой. И подарить супругу то, что тому требовалось, стать крылом, дабы выправить полет, была просто не в состоянии.

— Он слишком расслабился дома без работы, — заявила Юлия. — И гадость эту стал смотреть от безделья. Я, конечно, высказала ему сразу — что он должен делать. Должен, наконец, пойти зарабатывать деньги, как положено мужчине.

— Он не оправдал ваших ожиданий, — сказал Мастер, и вопросительная интонация прозвучала так мягко, будто её и не было. Женщина, не заметив этой тонкой интонации, ответила утвердительно.
— Мне пришлось самой больше работать, чтобы кормить семью, — твёрдо сказала она. – Как раз тогда друзья делали хороший проект, пригласили меня. В тот момент я уже понимала, что могу рассчитывать только на себя. Макс не мог даже посидеть с ребёнком — сделать смесь он не мог, сварить овощи и размолоть в блендере оказывалось длянего слишком сложно. Мама помогла… хотя тогда ещё работала… Я, я тянула всё! Всё было на мне! — В голосе Юлии послышались гневные, даже истерические нотки. — Ребёнок, дом, работа… и второй ребёнок — муж! И единственная опора — этомама, как всегда, как в детстве! Вот тогда она… мама…

— Но работу он всё же нашёл? — спросил Мастер. Вовремя поданная нейтральная реплика вывела Юлию из эмоционального пике.
— Лучше бы он её не находил! — отчеканила она — и затихла, будто выдохнув. — Именно там он изменил мне, — сказала она уже намного тише. Юлия вскинула огромные, полные боли глаза — в них дрожали слёзы.
— И знали бы вы с кем… Какое унижение… Убогая девица, ни внешности, ни образования, какая-то принеси-подай из отдела… Лимита из Барнаула, Лерочка… господи… Мышь серая… Что только он в ней нашёл? Чем я оказалась хуже? Чем? Всё делала, всё тянула, следила за собой, лучшие косметологи, одежда… да слов нет! И такое предательство! Чем я его заслужила? Чем?
— Вы до сих пор не можете отпустить эту ситуацию. — Мастер будто читал в её душе.
Юлия покачала головой.
— Это больше чем измена. Это мерзко, низко… Предательство, да. Предал меня, сына. Предал мою мать, которая нам помогала. Нанёс обиду, которую я не могу простить. И из-за чего? Вы специалист, вы психолог, вы больше чем психолог, вы… скажите — неужели это из-за этих… извращений?
— Что вы сделали тогда? — спросил мужчина, внимательно глядя на неё — в неё. Сейчас он видел только боль, терзающую мятущуюся душу, ищущую — и не находящую выхода.
— Я отомстила ему.

Щёки женщины вспыхнули.

— У меня была школьная подруга Таня… Меня тогда парень впервые пригласил на свидание, а целоваться я не умела, пятнадцать лет… времена были другие, понимаете? И она учила меня целоваться. И мне… нравилось, вы говорили про голос тела… мне нравилось…

Юлия замялась, образовалась пауза.

— Но я не лесбиянка! Не извращенка, нет! — торопливо добавила она, снова скрещивая стройные ноги, сминая руки.

Мастер молча покачал головой, лёгкая улыбка тронула его губы.

— Я просто хотела показать ему, что тоже могу… так. Хотела показать. И обстоятельства так сложились. Таня приехала ко мне утешить и поддержать. Мы выпили, много говорили, вспоминали детство… Было хорошо, было спокойно и так тепло… И я… мы вспомнили молодость. Но мы не лесбиянки! — почти выкрикнула она.

— Тогда вы были счастливы как женщина, — утвердительно сказал Мастер. — Вы испытали оргазм.
— Откуда вы знаете? — с недоверием проговорила Юлия. — Но да… Да. Но я не…
— Некоторым людям, натурам эмоциональным, свойственна такая реакция. Вы пошли на эти несвойственные для себя отношения в период значительного накала чувств — самых противоречивых. Желание мести, ответной боли — и тоска по нежности, желанности, желание быть любимой и реализованной как женщина, желание телесного контакта подтолкнули вас в объятья подруги. Наряду с накалённым эмоциональным фоном у вас была спокойная обстановка, вино, состояние расслабления. Это всё в комплексе привело к результату, который оказался закономерным — и неожиданным для вас самой.
— Я не… — повторила Юлия. — Я понимаю, что секс с ней совершенно безопасен, я не забеременею. Я знаю, что Таня пристально следит за здоровьем, и наверняка не имеет никаких заболеваний. Поддерживать такие отношения было бы… комфортно, как вы сказали. Но я — не извращенка. И никогда не смогу признаться маме в этом. И… мама не должна узнать такое обо мне. У неё слабое сердце, она может не вынести… Поэтому я сказала Татьяне больше никогда не звонить мне. Никогда. Никогда!

Бывший муж, с которым у Юлии не сложились отношения, присутствовал в её жизни, но со многими попущениями. Она вышла замуж, потому что «надо», потому что мать настояла на этом выборе, хотела внуков. При этом у них не было ни близости интересов, ни комфорта в интимных отношениях. Это могло прийти со временем, если бы каждый не ждал друг от друга, что именно «кто-то» станет инициатором этих перемен.

Встретились два потребителя, и каждый хотел потреблять от другого. Отдавать никто из них не умел и не хотел.

Такой брак живёт до первой серьёзной проблемы. И она пришла…

Вместе с тем Максим был социально приемлем и неосуждаем. Отношения же с Татьяной, хоть и приносили Юлии душевный покой и сексуальную разрядку, выходили за «принятые» рамки, и поэтому были отвергнуты.

По большому счёту не так важно, кого вы любите. Семья, о которой мы говорим, по своему факту тоже однополая, в ней две женщины пытаются вырастить мужчину.

Также следует помнить: далеко не всегда получается вышибать клин клином. Политика «сделать назло» приводит к душевному тупику. Отношения, завязанные в пику кому-то или с целью доказать что-то себе, не идущие от Души и от Любви, заведомо обречены на провал.

Беседовали долго…

Мастер, на то он и Мастер, шаг за шагом решал задачу — убирал стереотипы и многочисленные блоки и закладывал в её освобождённое в купели Тело и Сознание Мировоззрение Женственности и реальность счастья с Мужчиной.

— Всё в действительности в жизни просто. Бог гениален, гениально и его творение — человек, жизнь. А всё гениальное — просто! Вот логическая цепочка, которой и следуйте, Юля, — говорил убеждённо Мастер. — И эта простота начинается в Женственности. Чем более Женщина женственна, тем проще, красивее её жизнь.

Уже вечерело. Они не заметили, как прошла целая жизнь… Подходил официант, они пили соки, воду, снова соки. Но это было фоном. Беседа настолько захватила Юлию, что она забыла про маму, сына.

Воспоминания, осознание, слёзы, проживание — всё слилось в единый жизненный Поток.

— Юленька, — мягко выговорил Мастер. — Вам легче?

Ответ был виден по её состоянию умиротворения. Но он спросил, чтобы она сама отметила и зафиксировала своё новое состояние, и уже больше к нему не возвращалась.

— Да, я многое поняла и даже прожила… Я как будто снова в той купели купалась, и со мной не вы, а сама Земля разговаривала… Да, мне стало намного легче, а главное — понятнее. — Помолчав, она добавила: — Я пыталась всё забыть, даже ходила к психологу. Она мне сказала: «Давайте представим некий сосуд. Что вы представляете?» Я ответила — «Ведро». Психолог продождала: «Хорошо. Ведро. Там было ваше прошлое. Там был Максим, его пассия, срывы, боль… Так вот… выплесните-ка все это ведро, полностью, до капли, на землю!» Я не смогла. Ведь там ещё и… ещё и моя молодость. Вся моя молодость!
— И правильно, что не сделали, ведь там и Бенедикт, и много творчества и доброго. Там море Ваших энергий! Там целый Поток Жизни, как это море, а не ведро. А сейчас вы всё пересмотрели и наполнили новым содержанием. И таким образом, создали новый фундамент для последующей жизни. Вы наполнили свой Поток Новой Водой!

Чем сильны Сильные Женщины? Как правило, у них выстроен Ум. И если для их мощного Ума составить четкую логическую цепочку, то они сами придут к нужному результату. Мастер составил эту логическую цепь, и Юля шла по ней, шла… И пришла, по сути, к себе, к своей Женственности.

Юля смотрела в глаза мужчины, впитывая, казалось, всю его мудрость. И это было именно так, потому что из глаз Мастера лучилась сама Любовь, которая имела все знания Мира.

Потом почти сорвала с себя парео и стремглав побежала к воде. Сбросила лёгкие сабо — споткнулась на камнях…

Давешний пловец уже завершил вечернее купание и выходил из воды. Он бросился её поддержать. Юля замерла в опоре его загорелых рук, дёрнулась — они сказали друг другу несколько слов. Мужчина бережно довел её до воды, и молодая женщина поплыла в Новую Воду… А пловец постоял около линии прибоя, разглядывая её спину, и пошёл прочь, чуть отодвинув на безопасное расстояние Юлину обувь — чтобы ту не смыло.

Мастер удовлетворенно кивнул и достал ноутбук. Работа была сделана. Мир уже выстроил нужную композицию…

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦСЕТЯХ: